Эксклюзив
Кокошин Андрей Афанасьевич
18 января 2019
1069

Развитие теории войны по-прежнему имеет важное прикладное значение

Рецензия на книгу А.А. Кокошина "Вопросы прикладной теории войны. М., 2018.

 

В истории общественной мысли известно немало попыток лучших умов человечества раскрыть природу войны, её разнообразные измерения. Но, увы, несмотря на сотни фундаментальных трудов, созданных со времён Сунь Цзы, не считая многих тысяч прочих книг и статей, эта задача полностью так и не решена. Знание о войне, как признают сами учёные, остаётся фрагментированным и неполным.

Между тем война как политическое и социальное явление под влиянием стремительного развития техносферы становится всё сложнее и многомернее. В связи с этим внимание экспертного сообщества не может не привлечь новая книга академика РАН Андрея Кокошина*. «Анализ многих исследований в этой области, – констатирует он, – позволяет говорить, что, несмотря на усилия многих весьма серьёзных авторов в прошлом и настоящем, цельной современной теории войны, применимой в том числе и с прикладной точки зрения, нет».

Видимо, это и подвигло видного отечественного мыслителя, имеющего большой опыт практической деятельности в сфере национальной безопасности (в 1990-е годы – первый заместитель министра обороны, секретарь Совета обороны и Совета Безопасности РФ), постараться обобщить различные исторические и теоретические исследования, чтобы выделить и рассмотреть основные компоненты теории войны в современных условиях. Автор предлагает к анализу пять компонентов теории войны:

• война как продолжение политики;

• война как состояние общества и состояние определённого сегмента системы мировой политики;

• война как столкновение двух (или более) государственно-политических структур (или негосударственных структур, сил);

• война как сфера неопределённого, недостоверного;

• война как задача управления (политическое и военно-стратегическое руководство/управление) войной.

Автор признаёт сложность задачи по такому анализу, ибо, подчёркивает он, отмеченными выше компонентами не исчерпываются все параметры войны как сложного, многомерного социального явления, которому принадлежит чрезвычайно важное место в общественной жизни. Свою работу Андрей Кокошин рассматривает как вклад в выстраивание «системы координат», в которой следует рассматривать войну в XXI веке. Ценно и то, что книга способствует развитию методологии изучения войн как политического и социального феномена, уточняет соотношения в треугольнике «военная стратегия – политика – идеология», поднимает вопрос об управлении эскалацией вооружённого насилия и представляет «лестницу эскалации» с 10 ступенями.

По мнению учёного, для создания цельной, всеобъемлющей теории войны необходим большой объём дополнительных конкретно-исторических исследований и исследований на стыках различных дисциплин. Он обоснованно отмечает, что военно-научный поиск десятилетия дистанцирован от социологии, политологии, историко-политических исследований. Военная наука остаётся сфокусированной прежде всего на проблемах подготовки и ведения войны и по-прежнему слабо связана с вопросами раскрытия её социальной природы.

Книга академика Кокошина, как и его предыдущие труды, читается с большим интересом в силу авторского стиля – его умения излагать сложные теоретические проблемы без излишней наукообразности, логично и чётко, с опорой на многочисленные исторические примеры и малоизвестные фактологические данные. Важно и то, что в работе используется отечественный понятийный аппарат и не наблюдается увлечения некритическим заимствованием терминов англоязычной политологии, чем всё больше грешат многие отечественные исследователи.

Война остаётся многомерным социальным явлением, которому принадлежит чрезвычайно важное место в общественной жизни

Оправданным представляется и то, что автор не допускает расширительного трактования понятия «война». Он обращает внимание на то, что этот термин употребляется сегодня применительно ко многим сферам человеческой деятельности, но такой поход требует осмотрительности, важно не пренебрегать кавычками, когда речь идёт о торговых войнах, информационных войнах, кибервойнах и т.п. Вооружённая борьба (вооружённое насилие) остаётся главным специфическим признаком войны, очерчивая границы той объективной реальности, которую понятие «война» призвана отражать.

Заслуживает внимания рассмотрение академиком Кокошиным войны как сферы неопределённого. Нельзя, конечно, сказать, что он единственный, кто затрагивает эту тему. Но автор новой книги первый, кто постарался придать анализу этого компонента теории войны системный характер, вычленяя в нём несколько аспектов. Отмечается, что повышенная степень неопределённости возникает из-за стремления противоборствующих сторон ввести в заблуждение противника, используя различные формы дезинформации и блефа. Ещё китайский полководец и мыслитель Сунь Цзы говорил, что война – «путь обмана», а Михаил Кутузов, выезжая из Санкт-Петербурга в действующую армию, признался, что собирается не победить Наполеона, а перехитрить его.

Война представляет собой сферу неопределённого и по причине таких факторов, как, по выражению Карла Клаузевица, «трение войны» (человеческий фактор) и «туман войны» (касается степени достоверности знаний о том, что в реальности происходит у противника и в собственной армии). Оба этих понятия, считает Андрей Кокошин, не просто удачные метафоры, они обладают значительной прикладной ценностью как для военачальников, так и для государственных деятелей, которые должны представлять себе всю степень сложности практической реализации «военной машиной» политических установок. Война действительная – это отнюдь не «война бумажная».

Рассеиванию «тумана войны», считает автор, в немалой степени способствует заблаговременное изучение как противника, так и своих вооружённых сил. «Глубокое знание и себя, и своего противника – вроде простое и даже элементарное условие, – подчёркивает он. – Однако на деле его выполнение сопряжено с большими трудностями…» Дело в том, что в «военных машинах» крупных государств (а это во многом крупные «бюрократии») изучением противника занимается один сегмент «бюрократии», а за знание «самого себя» – другой. При этом знание «самого себя» в стратегическом управлении не менее важно, чем знание противника, а иногда и более важно. Только тогда возможна постановка реально достижимых целей.

Значительное внимание в книге уделено характеристике традиционных и нетрадиционных методов военного противоборства. Размышляя о гибридной войне, автор предостерегает от того, чтобы придавать ей «едва ли не революционный смысл». Большинство компонентов таких войн, включая действия под чужим флагом (за исключением боевых киберопераций), практикуются давно – естественно, на технологическом уровне той или иной эпохи.

Вместе с тем в ведущих странах, бесспорно, налицо существенное развитие сил специальных операций, часть действий которых приходится на небоевое применение. Всё активнее задействуются и частные военные компании, хотя ранее считалось, что право на легитимное насилие является отличительной чертой именно государств.

Книга академика Кокошина будет, несомненно, познавательна не только для преподавателей гражданских и военных вузов, но и для всех интересующихся политико-военной и военно-стратегической проблематикой. Размышления учёного о тенденциях развития военной техносферы и трансформации военного искусства, о войне как задаче управления имеют и большую практическую ценность.

 

Ефимов Николай Николаевич – доктор философских наук.

"Красная звезда", 9 января 2019 г.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован